Революция, которую не ждали

Падение монархии в России, произошедшее в конце зимы 1917 года, оказалось полной неожиданностью абсолютно для всех политических сил. Самодержавие, ликвидации которого добивались революционеры, обрушилось внезапно, в тот момент, когда этого практически никто не ждал.

Императрица Александра Федоровна, когда события в Петрограде уже начали приобретать необратимый характер, писала: «Это хулиганское движение, мальчишки и девчонки бегают и кричат, что у них нет хлеба».

А незадолго до этого лидер большевиков Владимир Ленин, делая в Цюрихе доклад о революции 1905 года, закончил его так: «Мы, старики, может быть, не доживём до решающих битв этой грядущей революции».

Никто не заметил, что часы отсчитывают последние дни жизни Российской империи.

Проблем к началу 1917 года накопилось достаточно: тяжелейшая война с огромными потерями, почти полная утрата авторитета правящим монархом, которым были недовольны даже ближайшие родственники, расстройство дел в экономике.

В то же время был преодолён кризис на фронте, решена проблема «снарядного голода». Казалось, армия может двинуться вперёд.

Хлебный кризис и императорская продразверстка

Главной угрозы, нависшей в этот момент, не то чтобы не заметили: её не приняли всерьёз. В конце 1916 года всё отчётливее стали проявляться проблемы с продовольствием, в первую очередь с хлебом.

Генерал Алексей Брусилов вспоминал о совещании в Ставке в декабре 1916 года: «Выяснилось, что дело продовольствия войск должно значительно ухудшиться. Нам не объясняли причин расстройства народного хозяйства, но нам говорили, что этому бедственному положению помочь нельзя».

Россия являлась аграрной страной, где основой сельского хозяйства оставался ручной труд. Миллионные потери на фронтах привели к изъятию из аграрной сферы огромного количества крестьян, отправленных на пополнение армии. В селе стала ощущаться нехватка рабочих рук.

2 декабря 1916 года в России впервые вводится продразвёрстка, то есть система обязательной сдачи производителями государству определённой нормы продуктов по установленным сверху ценам. Эту меру впоследствии станут связывать с большевиками, но на самом деле к ней прибегло ещё царское правительство. Городам и фронту нужен был хлеб, а село не горело желанием с ним расставаться, требуя более высоких цен.

Не исключено, что, продержись царское правительство дольше, ему бы тоже пришлось прибегать к помощи продотрядов.

И всё-таки продовольственный кризис не выглядел катастрофическим, даже несмотря на то, что первые «голодные бунты» были отмечены в промышленных центрах империи ещё осенью 1916 года.
Империю «добил» транспортный коллапс

Последней каплей стал транспортный коллапс. В условиях войны железнодорожный транспорт впал в состояние хаоса, из-за чего продовольственные поставки в крупные города, включая столицу, осуществлялись со сбоями. Впоследствии это позволит некоторым историкам причислить руководство министерства путей сообщения к заговорщикам. Но на деле этот факт не подтверждается: скорее речь идёт просто о несостоятельных управленцах.

В январе 1917 года на крупнейших предприятиях Петрограда одна за одной проходили стачки, на которых звучали антивоенные лозунги. В годовщину «Кровавого воскресенья» забастовал Арсенал, Обуховский, Невский, Александровский заводы, Путиловские завод и судоверфь, другие предприятия: всего около 150 тысяч человек.

Власти обвиняли во всём «провокаторов», и производили аресты активистов. Казалось, что ситуация остаётся под контролем.

Однако в феврале 1917 года ситуация накалилась из-за того, что поставки продовольствия в столицу окончательно остановились. Одной из причин называют снежные заносы.

Командующий Петроградским военным округом, генерал Сергей Хабалов, впоследствии утверждал, что запасов хлеба в городе было достаточно. Но фотохроника свидетельствует: в Петрограде выстроились огромные очереди за хлебом. В толпе ходили слухи о введении хлебных карточек, порой вспыхивали драки, которые пришлось пресекать полиции.

Для состоятельных петроградцев ситуация не была катастрофической, а вот для рабочих низов, среди которых хлеб самых простых сортов был основой питания, кризис стал очень острым.

21 февраля
(6 марта по новому стилю). «Хлеба, хлеба!»
Петроградские газеты сообщили о том, что в городе отмечены нападения на булочные. Разгром магазинов начался на Петроградской стороне, а затем перекинулся на весь город. Участники стихийных манифестаций скандируют: «Хлеба, хлеба!»
22 февраля (7 марта). «Петроград под контролем»
Император Николай II отбывает из столицы в Могилёв. Перед отъездом царя ему делает доклад министр внутренних дел Александр Протопопов: ситуация в Петрограде под контролем, зачинщики, готовившие новые массовые волнения, арестованы.
23 февраля (8 марта).
Проблема нехватки нагаек
В городе проходят митинги суфражисток, посвящённые Дню Работницы. Одновременно собираются антивоенные митинги. Одно за другим останавливаются предприятия, работники которых выходят на манифестацию. К концу дня в колоннах демонстрантов около 130 тысяч человек. Они несут лозунги «Долой войну!», «Долой самодержавие!», «Хлеба!»

На разгон собравшихся брошены полицейские и казаки. Рабочие, однако, не бегут, а вступают в столкновения. Согласно донесениям Охранного отделения, на Корпусной улице рабочие серьёзно избили полицейского надзирателя Вашева, на Нижегородской улице избит коллежский секретарь Гротиус.

Вечером состоялось совещание военных и полицейских властей Петрограда под председательством генерала Хабалова, командующего Петроградским военным округом. Главной проблемой при разгоне беспорядков признана … нехватка нагаек у казаков.

Приказом генерала Хабалова в полк выделено по 50 коп. на казака на обзаведение нагайками. Наведение порядка в Петрограде возложено на военных.

24 февраля (9 марта).
На помощь полиции направлены войска
В забастовке участвуют 224 предприятия и более 210 тысяч рабочих. Колонны демонстрантов прорывались через Литейный мост на левый берег Невы. Через Троицкий мост удалось пройти участникам демонстраций на Большом и Каменноостровском проспекте, через Тучков мост на Васильевский остров проникла часть рабочих Выборгской и Петроградской стороны, после чего местные рабочие также начали забастовку. К ним присоединились студенты университета и курсистки Высших женских (Бестужевских) курсов. Забастовка началась на предприятиях Нарвской и Московской застав, Невского и других районов.

К полудню генерал Хабалов получает рапорт: полиция не в состоянии контролировать город своими силами. Хабалов направил к центру города солдат гвардейских запасных полков: Гренадёрского, Кексгольмского, Московского, Финляндского, 3-го стрелкового и др. Были перекрыты основные городские магистрали, усилена охрана правительственных зданий, почтамта, телеграфа, всех мостов и переходов через Неву.

Начинается брожение среди силовиков. Отмечены случаи отказа казаков от участия в разгоне демонстрантов. Счёт избитых полицейских на улицах города приближается к 30.

25 февраля (10 марта). Первые жертвы
Кризис нарастает. В забастовке участвуют более 400 предприятий и более 300 тысяч человек. В районе Невского проспекта состоялось около 15 массовых демонстраций и 4 многотысячных митинга, в основном под лозунгами «Долой царя!», «Долой правительство!», «Хлеб, мир, свобода!», «Да здравствует республика!». К демонстрантам присоединялись ремесленники, служащие, интеллигенция, студенчество.

Выставление военно-полицейских застав у мостов ситуацию не улучшает: рабочие перемещаются по льду.

Появились первые жертвы: подпоручик Финляндского полка застрелил рабочего на Васильевском острове, а на Знаменской площади убили пристава Крылова. Разъезд 1-го Донского казачьего полка отказался стрелять в рабочих и обратил в бегство полицейский отряд. Согласно донесению генерала Хабалова, отправленному царю, в тот же день «утром полицмейстеру Выборгского района сломали руку и нанесли в голову рану тупым орудием», и ещё четыре чина полиции «получили неопасные ранения». В жандармов бросали ручные гранаты, петарды и бутылки. Вечером зафиксирована перестрелка у Гостиного Двора. Согласно донесениям, кавалерийский отряд в ответ на огонь из толпы обстрелял собравшихся, в результате чего среди демонстрантов были убитые и раненые.

Получив донесения из Петрограда, Николай II приказывает генералу Хабалову решительно прекратить беспорядки. Ночью в городе арестованы около 150 активистов левых партий.
26 февраля (11 марта). «Этот толстяк Родзянко пишет мне всякий вздор»

В Петрограде разведены мосты, солдатам раздали оружие и боеприпасы, в ключевых точках установлены пулемёты. Силовикам дана команда открывать огонь на поражение.

Несмотря на это, на улицы города вышли свыше 300 тысяч человек. Манифестанты идут к центру города по льду.

Количество жертв нарастает. На Знаменской площади рота лейб-гвардии Волынского полка открыла огонь по демонстрантам, убив 40 человек и ещё десятки ранив. Жертвы есть и в других районах города. В ответ на это начинается стихийное возведение баррикад.

Из донесения Охранного отделения: «Толпа в ответ на предложение разойтись бросала каменьями и комьями сколотого с улиц снега. При предварительной стрельбе войсками вверх толпа не только не рассеивалась, но подобные залпы встречала смехом. Лишь по применении стрельбы боевыми патронами в гущу толпы оказывалось возможным рассеивать скопища, участники коих, однако, в большинстве прятались во дворы ближайших домов и по прекращении стрельбы вновь выходили на улицу».

Начинаются погромы полицейским участков. Вечером Совет министров под председательством князя Голицына объявляет Петроград на осадном положении, но фактически эта мера не выполняется.

Председатель Государственной Думы Михаил Родзянко телеграфирует Николаю II: «Народные волнения…принимают стихийный характер и угрожающие размеры… Основы их недостаток печеного хлеба и слабый подвоз муки, внушающий панику, но главным образом полное недоверие к власти, неспособной вывести страну из тяжёлого положения».

Раздражённый император бросает министру императорского двора Владимиру Фредериксу: «Опять этот толстяк Родзянко пишет мне всякий вздор».

Председатель Совета Министров князь Голицын по согласованию с Николаем II объявляет перерыв в работе Государственной думы и Государственного совета до апреля.

27 февраля (12 марта). «Гражданская война началась и разгорается»
На улицах города 385 тысяч манифестантов. Начинается восстание солдат Петроградского гарнизона. Команда запасного батальона Волынского полка в числе 600 человек во главе со старшим унтер-офицером Тимофеем Кирпичниковым (на фото) отказывается стрелять в демонстрантов, убивает штабс-капитана Лашкевича и вместе с оружием примыкает к бастующим рабочим. К мятежному Волынскому полку присоединились запасные батальоны Литовского и Преображенского полков вместе с 6-м сапёрным батальоном. Часть офицеров этих полков разбежалась, а некоторые были убиты. Вскоре в рядах демонстрантов до 20 тысяч солдат.

Демонстранты и солдаты врываются в тюрьмы, в том числе «Кресты» освобождая политических заключённых.

Старший унтер-офицер Кирпичников Т. И.
Около полудня Родзянко телеграфирует Николаю II: «Занятия Государственной Думы указом Вашего Величества прерваны до апреля. Точка. Последний оплот порядка устранён. Точка. Правительство совершенно бессильно подавить беспорядки. Точка. Запасные полки гвардейских полков охвачены бунтом. Точка… Гражданская война началась и разгорается».
Освобожденные из тюрьмы меньшевики – члены Рабочей группы при Центральном Военно-промышленном комитете – призывают оказать поддержку Государственной Думе. Приблизительно к 14:00 тысячи солдат пришли к Таврическому дворцу и заняли его.

Восставшие фактически передали власть Государственной Думе, однако её члены колеблются. Наконец, принимается решение о формировании Временного Комитета Госдумы, который, по сути, берёт власть в свои руки.

Параллельно в Таврическом дворце формируется ещё один орган управления: Исполком Петроградского совета рабочих депутатов.

Вечером в Мариинском дворце собирается утверждённый императором Совет министров, заседание которого завершается без принятия каких бы то ни было решений: министры просто расходятся. Царское правительство прекращает своё существование.

Попытка отряда полковника Кутепова, верного правительству, пресечь беспорядки, проваливается: солдаты попросту растворяются в огромной толпе.
27-го февраля. Понедельник. В Петрограде начались беспорядки несколько дней тому назад; к прискорбию, в них стали принимать участие и войска. Отвратительное чувство быть так далеко и получать отрывочные нехорошие известия! Был недолго у доклада. Днём сделал прогулку по шоссе на Оршу. Погода стояла солнечная. После обеда решил ехать в Царское Село поскорее и в час ночи перебрался в поезд.

Из дневника Николая II
1 (14) марта. 8 пунктов для формирования Временного правительства

Временный Комитет Государственной Думы получил признание Великобритании и Франции. Началось восстание моряков в Кронштадте, в ходе которого убит военный губернатор, вице-адмирал Вирен. Начальник штаба Верховного главнокомандующего генерал Алексеев получил телеграмму командующего войсками Московского военного округа генерала Мрозовского: «В Москве полная революция».

К Госдуме явился с поддержкой Гвардейский флотский экипаж во главе с великим князем Кириллом Владимировичем. На мундире члена царской фамилии – революционный красный бант.

В Петрограде проходят аресты царских министров и видных деятелей прежнего режима.

Из дневника Николая II: «1-го марта. Среда. Ночью повернули с М. Вишеры назад, т. к. Любань и Тосно оказались занятыми восставшими. Поехали на Валдай, Дно и Псков, где остановился на ночь. Видел Рузского. Он, Данилов и Саввич обедали. Гатчина и Луга тоже оказались занятыми. Стыд и позор! Доехать до Царского не удалось. А мысли и чувства всё время там! Как бедной Аликс должно быть тягостно одной переживать все эти события! Помоги нам Господь!»

Отряд генерала Иванова к 18:00 1 марта добирается до станции Вырица. Здесь он остановился и отдал приказ: «Высочайшим повелением от 28-го февраля сего года я назначен главнокомандующим Петроградским военным округом. Прибыв сего числа в район округа, я вступил в командование его войсками во всех отношениях. Объявляю о сём войскам, всем без изъятия военным, гражданским и духовным властям, установлениям, учреждениям, заведениям и всему населению, находящемуся в пределах округа. Генерал-адъютант Иванов».

К 21:00 Иванов добирается до Царского Села, где узнаёт, что собрать группировку войск, верных правительству, не получилось: они растянулись в эшелонах между Двинском, Полоцком и Лугой. Часть подразделений разоружена восставшими.

Узнав о приближении восставших частей к Царскому Селу, Иванов возвращается в Вырицу.

Временный Комитет Государственной Думы наметил состав будущего правительства во главе с князем Львовым, которому намерен передать свою власть.

Между Временным Комитетом Госдумы и Исполкомом Петросовета достигнуто соглашение, которое позволяет Временному Комитету сформировать правительство. Соглашение включает 8 пунктов:

1
Полная и немедленная амнистия по всем делам политическим и религиозным, в том числе террористическим покушениям, военным восстаниям, аграрным преступлениям и т. д.
2
Свобода слова, печати, союзов, собраний и стачек, с распространением политических свобод на военнослужащих в пределах, допустимых военно-техническими условиями
3
Отмена всех сословных, вероисповедных и национальных ограничений
4
Немедленная подготовка к созыву, на началах всеобщего, равного, тайного и прямого голосования, Учредительного собрания, которое установит форму правления и конституцию страны
5
Замена полиции народной милицией с выборным начальством, подчинённым органам местного самоуправления
6
Выборы в органы местного самоуправления на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования
7
Неразоружение и невывод из Петрограда воинских частей, принимавших участие в революционном движении
8
При сохранении строгой военной дисциплины в строю и при несении военной службы — устранение для солдат всех ограничений в пользовании общественными правами, предоставленными всем остальным гражданам
2 (15) марта.
«Я решился. Я отказываюсь от престола»
В час ночи за подписью Николая II генералу Иванову отправлена телеграмма: «Надеюсь, прибыли благополучно. Прошу до моего приезда и доклада мне никаких мер не предпринимать».

Той же ночью на сторону восставших перешел гарнизон Царского Села. После консультаций с генералитетом во главе с начальником, генералом Алексеевым, император отказывается от планов силового подавления революции в Петрограде. Николай II, находящийся во Пскове, даёт согласие на формирование «ответственного правительства», которое несколько дней назад предлагал председатель Госдумы Родзянко.

Генерал Николай Владимирович Рузский (1854-1918)
Новость об этом в Петроград передаёт генерал Рузский, и получает от Родзянко следующий ответ: «Очевидно, что Его Величество и Вы не отдаёте себе отчета, что здесь происходит. Настала одна из страшнейших революций, побороть которую будет не так-то легко… если не будут немедленно сделаны уступки, которые могли бы удовлетворить страну … Народные страсти так разгорелись, что сдержать их вряд ли будет возможно, войска окончательно деморализованы; не только не слушаются, но убивают своих офицеров; ненависть к государыне императрице дошла до крайних пределов; вынужден был, во избежание кровопролития, всех министров, кроме военного и морского, заключить в Петропавловскую крепость… Считаю нужным вас осведомить, что то, что предполагается Вами, уже недостаточно, и династический вопрос поставлен ребром».

Рузский запрашивает: «в каком виде намечается решение династического вопроса»?

Ответ Родзянко: «Ненависть к династии дошла до крайних пределов… везде войска становятся на сторону Думы и народа, и грозное требование отречения в пользу сына, при регентстве Михаила Александровича, становится определённым требованием…»

Информация о переговорах Рузского и Родзянко передаётся в Ставку. Генерал Алексеев требует немедленно известить о происходящем императора: «Теперь важна каждая минута, и всякие этикеты должны быть отброшены».

Начальника штаба Северного фронта генерал Данилов отвечает Алексееву: царь только недавно заснул, на 10:00 назначен доклад генерала Рузского.

Генерал Алексеев из Ставки при помощи телеграфа запрашивает мнение командующих фронтов: «Династический вопрос поставлен ребром, и войну можно продолжать до победоносного конца лишь при исполнении предъявляемых требований относительно отречения от престола в пользу сына при регентстве Михаила Александровича… Необходимо спасти действующую армию от развала, продолжать до конца борьбу с внешним врагом, спасти независимость России и судьбу династии… Если вы разделяете этот взгляд, то не благоволите ли телеграфировать спешно свою верноподданническую просьбу Его Величеству».

В 10:45 генерал Рузский докладывает царю о разговоре с Родзянко. С 14 до 14:30 поступают ответы командующих фронтами, которые поддерживают отречение Николая II.

Из воспоминаний генерала Сергея Саввича: «Государь повернулся к нам и, смотря на нас, сказал: — Хорошо, но только прошу откровенного мнения…Данилов не видел другого выхода из создавшегося тяжёлого положения, кроме принятия предложения председателя Государственной думы. Государь, обратясь ко мне, спросил:

— А вы такого же мнения?

Я страшно волновался. Приступ рыданий сдавливал:

— … Я человек прямой, и поэтому вполне присоединяюсь к тому, что сказал генерал Данилов.

Наступило общее молчание, длившееся, как мне показалось, около двух минут. Государь сидел в раздумье, опустил голову. Затем он встал и сказал:

— Я решился. Я отказываюсь от престола».

Отречение от престола императора Николая II. 2 марта 1917 Машинопись. 35×22.
Около 15:00 Николай II объявляет об отречении в пользу сына при регентстве великого князя Михаила Александровича. Вскоре после этого он написал телеграмму генералу Алексееву: «Во имя блага, спокойствия и спасения горячо любимой России, я готов отречься от престола в пользу моего сына. Прошу всех служить ему верно и нелицемерно. Николай».

Император готовит стопку телеграмм для командующих фронтами и говорит генералу Свиты Владимиру Воейкову: «А что мне осталось делать — меня все предали, даже Николаша». «Николашей» царь называл своего дядю, великого князя Николая Николаевича, на тот момент командующего Кавказским фронтом, который также поддержал отречение.

Вечером в Псков прибывают представители Временного Комитета Государственной Думы Александр Гучков и Василий Шульгин. Они ещё раз заявляют Николаю, что единственная мера, которая может спасти положение, это отречение в пользу малолетнего наследника при регентстве великого князя Михаила, который составит новое правительство.

Николай II отвечает неожиданно: объяснив, что не готов расстаться с сыном, царь заявляет, что подпишет отречение в пользу брата.

В 23:40 Гучков и Шульгин получают Акт об отречении, в котором говорится: «Заповедуем брату нашему править делами государства в полном и нерушимом единении с представителями народа в законодательных учреждениях, на тех началах, кои будут ими установлены, принеся в том ненарушимую присягу».

«Утром пришёл Рузский и прочёл свой длиннейший разговор по аппарату с Родзянко. По его словам, положение в Петрограде таково, что теперь министерство из Думы будто бессильно что-либо сделать, т. к. с ним борется социал-демократическая партия в лице рабочего комитета. Нужно моё отречение. Рузский передал этот разговор в ставку, а Алексеев всем главнокомандующим. К 2 ½ ч. пришли ответы от всех. Суть та, что во имя спасения России и удержания армии на фронте в спокойствии нужно решиться на этот шаг. Я согласился. Из ставки прислали проект манифеста. Вечером из Петрограда прибыли Гучков и Шульгин, с которыми я переговорил и передал им подписанный и переделанный манифест. В час ночи уехал из Пскова с тяжёлым чувством пережитого. Кругом измена, трусость и обман!»
Из дневника Николая II
3 (16) марта.
«Бог знает, кто надоумил его подписать такую гадость!»
В адрес великого князя Михаила Александровича направлена телеграмма: «Петроград. Его Императорскому Величеству Михаилу Второму.
События последних дней вынудили меня решиться бесповоротно на этот крайний шаг. Прости меня, если огорчил тебя, и что не успел предупредить. Остаюсь навсегда верным и преданным братом. Горячо молю Бога помочь тебе и твоей Родине. Ники».

Великий князь Михаил Александрович
Михаил Александрович находился в Петрограде на квартире князей Путятиных. Около 10:00 к нему прибывают члены вновь сформированного Временного правительства и Временного Комитета Госдумы.

Большинство прибывших советуют великому князю не принимать верховную власть. Противоположную точку зрения отстаивали только Гучков и лидер партии кадетов Павел Милюков.

Великий князь просит остаться в комнате только Родзянко и главу Временного правительства, князя Львова. «Михаил Александрович поставил мне ребром вопрос, могу ли ему гарантировать жизнь, если он примет престол, и я должен был ему ответить отрицательно, ибо … твёрдой вооружённой силы не имел за собой», — вспоминал об этом разговоре Родзянко.

Отказ «восприять Верховную власть» в.к. Михаила Александровича. 3 марта 1917
В 16:00 великий князь Михаил Александрович подписывает Акт о непринятии престола:

«Одушевлённый единою со всем народом мыслию, что выше всего благо Родины нашей, принял я твёрдое решение в том случае восприять Верховную власть, если такова будет воля великого народа нашего, которому надлежит всенародным голосованием, чрез представителей своих в Учредительном собрании, установить образ правления и новые основные законы Государства Российского.
Посему, призывая благословение Божие, прошу всех граждан Державы Российской подчиниться Временному правительству, по почину Государственной Думы возникшему и облечённому всею полнотою власти, впредь до того, как созванное в возможно кратчайший срок на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования Учредительное собрание своим решением об образе правления выразит волю народа.
3/III — 1917 г. Михаил».

Спал долго и крепко. Проснулся далеко за Двинском. День стоял солнечный и морозный. Говорил со своими о вчерашнем дне. Читал много о Юлии Цезаре. В 8:20 прибыл в Могилёв. Все чины штаба были на платформе. Принял Алексеева в вагоне. В 9 ½ перебрался в дом. Алексеев пришёл с последними известиями от Родзянко. Оказывается, Миша отрёкся. Его манифест кончается четырёхвосткой для выборов через 6 месяцев Учредительного собрания. Бог знает, кто надоумил его подписать такую гадость! В Петрограде беспорядки прекратились — лишь бы так продолжалось дальше»
И дневника Николая II: «3-го марта. Пятница
4 (17) марта. Вся власть Временному правительству!

Акт об отказе великого князя Михаила Александровича «восприять верховную власть» был опубликован в «Вестнике Временного правительства» одновременно с актом об отречении Николая II. Председатель правительства, князь Георгий Львов, направил телеграмму всем военным и гражданским властям России с оповещением о переходе, в связи с указанными актами, верховной власти в стране к Временному правительству.

Российская монархия фактически прекратила своё существование. На следующий день Исполком Петросовета примет решение об аресте царской семьи, которое 7 (20 марта) будет подтверждено Временным правительством: «Признать отрекшегося императора Николая II и его супругу лишёнными свободы и доставить отрекшегося императора в Царское Село».

©2017 «Аргументы и Факты»
Текст: Андрей Сидорчик
Фото: globallookpress.com, public domain
Made on
Tilda